ПОДДЕРЖИТЕ НАС

////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////////

 

                                                                                    Донская икона Божией Матери

 

Этот образ Пресвятой Богородицы принесли с собой на Куликово поле донские казаки из городка Сиротина, где икона пребывала в Благовещенской церкви. После битвы казаки преподнесли её возвращавшемуся с победой святому благоверному великому князю Димитрию. Князь принёс икону Божией Матери в Москву и сначала поставил её в Успенском соборе Московского Кремля, а по сооружении Благовещенского собора перенёс образ туда. В память о победе на берегах Дона икона Богородицы получила название Донская.
 
По другой версии, эта икона Божией Матери была поставлена князем Димитрием в Успенском соборе не Москвы, а села Коломенское. В 1558 году перед походом на Казань царь Иоанн Васильевич Грозный, остановившись в Коломенском, долго и усердно молился перед этой иконой Богоматери о даровании победы русскому оружию. После взятия Казани царь распорядился перенести Донскую икону Богородицы в Московский Благовещенский собор.
 
В 1591 году, когда значительная часть русского войска на севере страны отражала нападение шведов, крымские татары под предводительством царевича Нураддина и его брата Мурат-Гирея вторглись в Россию и, подойдя к Москве, остановились на Воробьёвых горах. Не надеясь на человеческие силы, москвичи возложили свою надежду на Бога и Его Пречистую Матерь. Царь Феодор Иоаннович приказал совершить крестный ход вокруг Москвы с Донской иконой Пресвятой Богородицы.
 
Накануне битвы образ был поставлен в походной церкви посреди войска, готовящегося к сражению. Всю ночь царь просил Заступницу о победе над врагами, и Она обещала ему свою помощь. В тяжёлом бою, который длился целые сутки, русские воины одолели татар.
 
В благодарность Пресвятой Богородице за милость, явленную через Донскую икону Божией Матери, в том же году был основан Донской монастырь, в котором был поставлен список (копия) с чудотворной иконы Богородицы. Этот чудотворный список и доныне пребывает в Донском монастыре. Икона же из Благовещенского собора Кремля находится в Государственной Третьяковской галерее. Один раз в году, накануне дня празднования Донской иконы Пресвятой Богородицы, образ из Третьяковской галереи привозят в Донской монастырь, где он становится доступным для поклонения верущих.
 
Особенностью этого образа являются характерно поставленные на левую руку Богородицы ножки Богомладенца.

 


Пред иконой Пресвятой Богородицы «Донская» молятся об избавлении от иноплеменных и о сохранении Российской державы, о помощи православному русскому воинству, в трудные для России времена.

Ежегодное празднование Донской иконы 19 августа (1 сентября) с крестным ходом в Донской монастырь установлено в середине 17 в.
C 2010 года по благословению Патриарха Московского и Всея Руси этот день 1 сентября празднуется и как День Российского Казачества. 

 

                                                                                      МОЛИТВА

 

О, Пресвятая Владычице, Дево Богородице, Заступнице наша благая и скорая! Воспеваем Ти вси благодарственная за чудная дела Твоя. Песнословим от лет древних неотъемлемое заступление Твое граду Москве и стране нашей, чудотворным образом Твоим Донским всегда являемое: в бегство обращаются полки чуждих, грады и веси невредими сохраняются, людие же от лютыя смерти избавляются. Осушаются очи слезящия, умолкают стенания верных, плач в радость общую претворяется. Буди и нам, Пречистая Богородице, утешение в бедствиях, возрождение надежды, образ мужества, источник милости и в скорбных обстояниях неистощимое терпение нам даруй. Подаждь коемуждо по прошению и нужде его: младенцы воспитай, юныя уцеломудри и страху Божию научи, унывающия ободри и немощную старость поддержи. Посети в болезнех и печалех сущия, злыя сердца умягчи, братолюбие укрепи, мира и любви всех нас исполни.Примири, благосердая Мати, враждующия и оправдай оклеветанныя. Истреби пороки, да не восходят грехи наша пред Судиею всяческих, да не постигнет нас праведный гнев Божий. Твоими молитвами, всемощным Твоим покровом огради нас от нашествий вражиих, от глада, губительства, огня, меча и всякаго инаго злострадания. Уповаем молитвами Твоими получити от Всевышняго Бога грехов прощение и изглаждение и с Богом примирение. Умоли стяжати нам Царствие Небесное и по скончании жизни нашея одесную Престола Божия стати, идеже Ты, о Всепетая Дево, Святей Троице в вечней славе предстоиши. Удостой и нас с лики Ангелов и святых тамо восхвалити Пречестное Имя Сына Твоего со Безначальным Его Отцем и Всесвятым и Благим и Животворящим Его Духом во веки веков. Аминь.

 

 

Молитвослов православного казака 

carskij-kalendar-2019-97568-483613.jpg

                                          История казачества на Удмуртской земле

Казачество (от тюрк. казак, казмак – вольный человек, скиталец) – уникальное социальное и этнокультурное явление в истории Российского государства. Оно прошло многовековую эволюцию от пестрой по происхождению и составу вольницы до элиты вооруженных сил и верной опоры российского государства. В 2002 г. – впервые после переписи 1897 г., – была получена численность лиц, назвавших себя казаками (около 140 тыс. человек).

Применительно к XIV – XV вв. под казаками следует понимать сначала группы воль­ных людей, работавших по найму или несших преимущественно разведывательно-сто­рожевую службу в пограничных районах, а затем, с XVI в., – членов военно-земледельческой общины вольных поселенцев на окраинах государства. С XVIII в. и по 1920 г. под казаче­ством следует понимать особое военно-служилое сословие, глав­ной обязанностью которого была военная служба. С 1920-х гг. казаками называют выходцев из этого сословия и их потом­ков, которые образуют особые этнографические группы рус­ского, украинского и других народов.

Говорят казаки преимущественно на русском языке. По вероисповеданию подавляющее большинство казаков – христиане (православные и старооб­рядцы), но есть также представители других мировых рели­гий – мусульмане и буддисты.

Группы казаков возникали в XV–XVI вв. на границе с «Великой степью», а позднее, вплоть до конца XIX в., и на других окраинах Русского государства. Хотя некоторые ученые возводят начало казачества еще к XIV в., говорить о сформи­ровавшихся общинах донских (на р. Дон), яицких (на р. Яик – совр. Урал) и гребенских (по р. Сунжа и Акташ на Северном Кавказе) казаков можно лишь применительно к середине XVI в. Во второй половине XVI в. формируются также группы волж­ских (на Нижней Волге) и терских (на р. Терек) казаков, в состав последних в XVIII в. вошла значительная часть волжских казаков, переселенных на Северный Кавказ в связи с ликвидацией Волжского казачьего войска (с центром в Дубовке под Царицыным), просуществовавшего с 1733 по 1777 г. Другие части волжского казачества влились в состав донского и яицкого, а позднее – в 1817 г. – в состав новообразован­ного Астраханского казачьего войска.

Казачьи общины увеличивались довольно быстро за счет бежавших от крепостной зависимости крестьян, мелких, разо­рившихся помещиков и представителей других социальных групп, искавших лучшей доли и спасавшихся от войн, голода и эпидемий. После церковных реформ патриарха Никона 1653 – 1656 гг. резко возрос поток переселенцев-раскольников на окраины государства, в т. ч. и на казачьи земли.

Со второй половины XVI в. русские цари активно исполь­зуют казачество для несения военной службы. Казаков исполь­зовали для подчинения и освоения новых обширнейших тер­риторий за Уралом. Примерно в это время первые казачьи отряды, двигавшиеся вверх по Каме, появляются и на терри­тории современной Удмуртии. Практически полностью из казаков состояли все группы первопроходцев, присоединивших к России в XVII – XVIII вв. огромные просторы Сибири и Даль­него Востока. Формирование региональных казачьих войск наи­более полно соответствовало задачам колонизации новых земель. Так, в XVIII – XIX вв. возникали новые казачьи войска: Оренбургское (с 1748 г. с центром в Оренбурге), Сибирское (с 1808 г. с центром в Омске), Забайкальское (с 1851 г. с центром в Чите), Амурское (с 1858 г. с центром в Благовещенске), Ку­банское (с 1860 г. с центром в Екатеринодаре), Семиреченское (с 1867 г. с центром в Верном (Алма-Ата), Уссурийское (с 1889 г. с центром во Владивостоке).

В XIX в. завершился процесс офор­мления казачества в особое военно-служилое сословие, обла­давшее рядом привилегий: казачьим войскам предоставлялось самоуправление с прямым подчинением царю, в вечное пользо­вание передавалась занимаемая казачьими войсками земля, освобождение от уплаты налогов, податей и некоторые другие менее значимые права и льготы. С XVII в. служившие госу­дарству казаки получали царское жалованье, которое стало одним из главных источников их существования (и главным для тех, кто не занимался сельским хозяйством). За все эти привилегии казаки должны были платить «налог кровью», т. е. нести регулярную военную службу, на которую казак должен был прибыть на своем коне в полном обмундировании воору­женным холодным оружием. Кроме внешневоенной и погра­ничной службы казаки использовались в качестве внутренних войск, как конвой и охрана, проводили межевание земель, сбор налогов, переписи населения и т. д. В Удмуртии, относившей­ся к Вятской губернии, казачьи подразделения входили в со­став воинских частей, охранявших государственные Ижевский и Воткинский военные заводы. Эти подразделения направлялись из Оренбургско­го казачьего войска, заменялись через определенное время, и практически не были связаны с местной этносоциальной средой.

Для казачества характерны представления об общей исто­рической судьбе разных групп казаков, о прежде единых для всех образе жизни, традициях, самосознании и т. д. Однако длительное проживание и взаимовлияющее сосуществование казаков в иноэтнолингвистическом окружении народов Северного Кавказа, Волго-Приуралья, Казахстана и Сибири не могли не оказать влияния на комплексы материальной и духовной культуры, а также на антропологический облик разных групп казаков. В XIX в. среди казачества был ши­роко распространен билингвизм, особенно в Донском, Ку­банском, Уральском, Оренбургском, Сибирском и Забайкаль­ском войсках.

Наиболее многочисленное и раннее по происхождению донское казачество уже в XVI в. делилось на две группы. У «верховых» (живших по верхнему течению Дона) преобладал русский этнический компонент, у низовых — украинский и тюркский.

В состав Гребенского и Терского казачьих войск, основу которых составили беглые русские крестьяне, а также донские и волжские казаки, в XVI – XVIII вв. вошло большое число представителей северокавказских народов.

Специфичен был состав Оренбургского и Яицкого казачьих войск, созданных в 1748 г. (последнее было переименовано в Уральское в 1775 г. после восстания Пугачева). Немалую часть этих войск составляли башкиры, калмыки, ногайцы и казахи.

В состав Сибирского, Забайкальского, Амурского и Уссу­рийского входили представители сибирских народов, большей частью буряты и якуты.

Сложным по социально-этническому составу было кубан­ское казачество. После ликвидации в Запорожье в 1775 г. так называемой Новой Сечи (созданной в 1734 г. «взамен» Старой Сечи, упраздненной в 1709 г.) основная масса запорожских казаков была переселена на р. Кубань, где в 1787 г. было образовано Черноморское казачье войско. В 1860 г. оно сов­местно с частью Кавказского линейного казачьего войска было преобразовано в Кубанское казачье войско, в составе которо­го, таким образом, оказались потомки запорожских казаков, часть донских казаков, поверстанных на новую пограничную линию, украинские и русские крестьяне-переселенцы из юж­ных губерний, военнопоселенцы (бывшие военнослужащие регулярной армии) и представители северокавказских народов, вошедшие в состав «горских» казачьих полков.

На протяжении истории Российского государства «казачьи войска», военно-территориально-административные самоуправ­ляющиеся единицы, создавались и ликвидировались, разделя­лись и объединялись. Перед революцией 1917 г. существовали 11 казачьих войск: Амурское, Астраханское, Донское, Забай­кальское, Кубанское, Оренбургское, Семиреченское, Сибирское, Терское, Уральское и Уссурийское. Численность населения в казачьих войсках в 1913 г. составляла 9029 тысяч человек, из них войскового сословия — 4165 тысяч человек.

В годы Первой мировой войны казачество выставило под знамена около 300 тысяч «сабель», и казачьи части по праву считались наиболее боеспособной и надежной частью российской армии. В годы Гражданской войны большинство казаков выступили против власти большевиков, которая в 1918 г. объя­вила о ликвидации казачьих войск, а в 1920 г. упразднила казачество как сословие. Массовая гибель казаков на фронтах мировой и Гражданской войн продолжилась и в «мирное» время — в период кампаний по расказачива­нию, раскулачиванию и борьбе с «врагами народа».

О былом величии военной силы казачества руководство СССР вспомнило накануне Второй мировой войны, когда были созданы донские, кубанские и терские кавалерийские казачьи соединения, расформированные вскоре после окончания войны.

Жесточайшие войны, репрессии и коллективизация суще­ственно нарушили традиционный уклад общественного быта и хозяйственной жизни казачества. Потерявшее свои привиле­гии и лишенное своих основных функций казачество было превращено в простых крестьян. Десятки тысяч казаков были сосланы из родных мест на Урал и в Сибирь.

Миграции во­енного и послевоенного времени распространили казачью диаспору практически по всей стране. Именно в это послево­енное время на территории Удмуртии появляются сотни и тысячи переселенцев из казачьих регионов страны, приглашав­шихся на строительство крупных промышленных объектов, а также выпускники учебных заведений, приезжавшие сюда по распределению. Опасаясь возможных притеснений и ограни­чений со стороны власти, переселенцы не афишировали своей принадлежности к опальной этносоциальной группе и фактически полностью растворились в населении республики, причислив себя к русским, украинцам или пред­ставителям других народов многонационального СССР. К ас­симиляции приводили также многочисленные межнациональ­ные браки, способствовавшие размыванию специфического казачьего самосознания у потомков от таких браков.

Рубеж 1980-1990-х гг. ознаменовался резким подъемом этнического самосознания у разных народов СССР, в том числе и у казачества. С принятием в 1991 г. Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» и Указа Прези­дента Российской Федерации от 15 июня 1992 г. № 632 «О мерах по реализации Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» общественное движение за возрождение казачества приобрело наибольшую активность. Исторически сложившийся особый уклад жизни, культура, традиции и обычаи казачества достаточно полно отвечали потребностям государственной службы, которая впоследствии стала определяющим фактором функционирования казачества. Поэтому сами казаки видят возрождение казачества через восстановление его государственного статуса. Механизм привлечения казачьих обществ к различным формам государственной и иной службы был определен Указом Президента РФ от 16 февраля 1996 г. «О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе».

Казачество в Удмуртии насчитывает давнюю историю, од­нако, в виду своей малочисленности оно никогда не входило в состав основных компонентов этносоциоструктуры Камско-Вятского региона вообще и Удмуртии, в частности. На сегод­няшний день удмуртское казачество представляет собой сово­купность волею судьбы оказавшихся в Удмуртии потомков представителей различных казачьих групп, размещавшихся в XVIII – начале XX вв. почти по всей территории Российской империи.

В сентябре 1991 г. состоялся Учредительный Круг казаков, проживающих в Удмуртии. Объединение казаков решено было назвать Землячеством казаков Удмуртии. В ноябре 1999 г. на VI Большом Круге принято решение о переименовании Землячества в Верхнекамское отдельное каза­чье окружное общество.

Координация взаимодействия казачества Удмуртии с орга­нами государственной власти и местного самоуправления воз­ложена в республике на Министерство национальной полити­ки. Основная деятельность казаков в этнокультурной сфере заключается в посильном содействии воссозданию православ­ных храмов, участии в общегородских мероприятиях с пока­зом рубки лозы, вольтижировки, в организации казачьих ка­детских взводов и их подготовке к воинской службе, в направлении молодых казаков на действительную воинскую службу, в создании казачьего фольклорного коллектива «Бла­говест» и т. д.

 

Источники:

Шепталин А.А. Казачество Удмуртии // Феномен Удмуртии. Т. 3., Кн. 3. Единство и многообразие этнических мобилизаций: уроки пройденного пути. М.-Ижевск: Издательство «Удмуртия», 2003.

Официальный сайт Всероссийской переписи населения 2002 года (www.perepis2002.ru)

 

 Письмо атамана Воткинского городского казачьего общества есаула  И.Русанова авторам фильма о  Ижевско - Воткинском   восстании показанном на  Первом  канале в передаче "Служу Отчизне!".

"Казаки - единственная часть русского народа, спосбная к самоорганизации ..."   Л.Д.Бронштейн (Троцкий)

Конечно,  восстание Ижевцев - залог победы восстания в Воткинске, но всё же для  нас, Воткинцев,  17е августа не менее значимая дата, и её замалчивание для нас не приемлемо. 

Сегодня в программе Служу России был продемонстрирован фильм, или часть фильма о Восстании, прошу исправить  серьёзные неточности, такие как:  изображение револьверов на нарукавных повязках воткинцев - символ производства револьверов на Воткинском заводе, Воткинский железоделательный завод ошибочно причислен к оружейным заводам России и револьверы никогда не производил,  обозначение "Город - завод" можно отнести только к Воткинску т.к. только Воткинск имел в 19м веке статус главного горного города Камско - воткинского горного округа, в то время, как население ижевских заводов было отнесено к сельскому населению волостей Нагорная и Заречная и никогда городским не называлось,  а чего стоит утверждение "... повстанцы, прорвав кольцо красных ушли на соединение с белыми ...". На самом деле Воткинская и часть Ижевской повстанческие армии переправились, по возведённому Воткинцами понтонному мосту,  из района  нас. пункта Галёво на левый берег Камы, где в дальнейшем Воткинская армия  удерживала фронт и сбрасывала красные орды в Каму до ледостава, а зимой 1918 - 1919 годов перешла на переформирование в Черновское, что всего в 50 верстах на северо - восток от родного города-завода. Ранней весной 1919 года закончилось переформирование Воткинских повстанцев в 15 (Воткинскую.) пехотную дивизию Колчака с формированием при ней, из конных частей Воткинской повстанческой армии Воткинского конного дивизиона. Весной 1919 года Воткинцы выбили красных из родного завода, освободили Ижевский завод и гнали их (красных) на запад, успешное наступление остановила распутица и разлив реки Вятка. 
 Кроме того, в причинах восстания , а главное, причинах его победы,  никак не рассматривается наличие у подавляющего большинства Воткинцев, и значительной части Ижевцев,  казачьих генов,  в то время , как  первостроители Воткинского и Ижевского заводов - суть сибирские казаки, приобретшие пофессии мастеровых, и привлечённые Шуваловым к строительству заводов, ставшие в последствии их коренным населением  ( к.и.н. Пислегин о составе семей первостроителей заводов) .
"Чебаки" - самоназвание Воткинцев, слово исконно казачье, обозначающее рыбу семейства карповых в Приазовье, на Дону и на сибирских казачьих реках. Не случайно, в 1806 году, при учреждении камско - воткинского горнозаводского округа, из мастеровых Воткинского завода, была образована казачья команда, казаки которой несли казачью службу на территории округа вплоть до 1865 г. ( до указа Александра  о расказачивании горных казаков и ещё шести казачьих групп населения империи).
 А выписные казаки Сарапульско - Воткинского Прикамья?  Причём это не только выходцы из русских селений, основанных ещё в 12 веке новгородскими повольниками, потомками Гофейских и Дерптских казаков, но и жители Башкирских, Татарских и Удмуртских деревень, обязанных, указом Петра, выставлять ежегодно от 4 -5 дворов полностью снаряжённого казака для службы на засечных линиях - у нас, это линии Оренбургского казачьего войска, ближайшая крепость которого Оса . Не отсюда ли наличие слова казак в удмуртском языке (казак-пи, казак-пьос, казак-ныл)?
 Ещё одно подтверждение казачьей составляющей восстания - это свидетельство очевидцев об обозначении бойцов конных частей  Воткинских повстанцев в обиходных разговорах как "наши казаки".  Значение преемственности поколений прекрасно понимал и руководитель восставшего Воткинска Юрьев и доказательство тому его приказ в сентябре 1918 го - " ...  бойцам конных частей нашить красные лампасы...".  Дело в том, что Воткинские конники достали из сундуков еще дедову казачью справу горных казаков, а черные лампасы плохо видны на тёмной одежде,  в связи с чем,  почти не оказывают психологическое воздействие на противника.
 Воткинский конный дивизион - единственная часть, сохранившаяся в составе борцов с безбожной красной властью единым боевым формированием вплоть до ноября 1922го года,   последним покинул территорию России, прикрывая отход остатков белой армии в Китай.

 Убедительно прошу учитывать вышесказанное.

 С уважением,
Атаман Воткинского городского казачьего общества
есаул Волжского войскового казачьего общества И.Русанов.

                                                                                                                                      

 

 

                                                        Сто лет восстанию.


 

 

 

Предисловие:
 В том, что Ижевско - Воткинское антибольшевистское восстание победило, сомнений нет. Восставшие создали свои вооружённые силы, 90 дней сдерживали атаки на свою территорию трёх красных армий, в то же время на освобожденной территории работали промышленные, торговые и кустарные предприятия, производилась сельхоз продукция,  функционировали органы власти, работали учебные и культурные учреждения, осуществлялось медицинское обслуживание населения и тд и тп. 
 Воткинцы, как раз благодаря историческим казачьим корням сумели создать, в отличии от Ижевцев, боевые  единицы в виде взводов, батарей , эскадронов, рот, батальонов, дивизионов, полков. ( на Ижевском заводе были созданы только роты). 


  Октября месяца дня 25-го  в 1917году при поддержке левых эсеров власть в столице России захватили большевики. Новая безбожная власть опиралась на хорошо организованные, спаянные железной коммунистической дисциплиной партийные организации промышленных предприятий Петербурга и Москвы, которые сумели привлечь на свою сторону посулами справедливой организации жизни, лозунгами равенства и братства немалую часть населения измученной мировой войной страны. Да и те, кто был в тогдашней России "никем", живо ухватились за предложенную большевиками призрачную возможность " стать всем", в первую очередь - это пролетариат крупных промышленных центров и безземельные и малоземельные крестьяне.
 Население Воткинска по началу тоже поверило лжи большевиков о строительстве светлого будущего, но, испытав на себе всю прелесть политики уравниловки, уплотниловки, экспроприации и обобществления проводимой в отношении него оборванцаим Сазоновыми, Казеновыми и бывшими каторжанами Баклушиными, поддержало "союз фронтовиков"  и 17 августа 1918года восстало против насаждаемого нового порядка.
 В то время Воткинский завод являлся крупным промышленным предприятием, в его цехах и конторах трудились около 15000 рабочих, техников, инженеров и служащих.  Их семьи жили в добротных, зачастую кирпичных домах, каждый имел приусадебный участок, при надобности имел необходимое количество покосов, пользовался общественными пастбищами для выпаса своего скота, мог беспрепятственно ловить рыбу в заводском пруду и в окрестных реках, охотиться и собирать грибы и ягоды в прилегающих лесах. Воткинские рабочие не были пролетариями и идеи пролетарской революции были им чужды. А вот кем были их предки - первопоселенцы и первостроители Воткинска, тогдашние люди хорошо помнили и с гордостью наименовали себя "чебаками". Слово "чебак" принесли с собой на Воткинскую землю сибирские казаки - сто семей казаков Сибирского казачьего войска, рекрутированных графом Шуваловым из под Тюмени и поселённых им на месте строительства Камско-Воткинского железоделательного завода в 1756 году.
 Почти за два столетия казачья кровь, хоть и в сильно  разбавленном виде,  обогатила большинство населения Воткинского завода и именно её зову подчинились воткинцы взявшись за оружие в августе восемнадцатого. Много славных побед одержали Воткинцы - потомки казаков в боях с красными. Вот как описывает одну из них ветеран Воткинской дивизии полковник Ефимов:

 "...В последних числах сентября были получены сведения, что в направлении к г. Сарапул двигается со стороны г. Уфы большой красный отряд. Воткинцы долж­ны были выделить часть своих сил для защиты г. Сарапула. Не ожидавшимся с этого направления противником оказался отряд Блюхера, около 6 тысяч бойцов, который был отброшен атаманом Дутовым из пределов Оренбургской области на север, проскочил район Уфы восточнее этого города и теперь искал удобного пункта, чтобы прорваться в район красного расположения.

Блюхеру благополучно удавалось проходить по тылам белого фронта, так как здесь не было никаких значительных резервов. Все силы были или на фронте или формировались в глубоком тылу. Мелкие отряды противника Блюхера не пугали. На ночлегах Блюхер применял удачный прием, располагая свои силы треугольни­ком, в углах которого размещались боевые части, а внутри обозы. При нападении на один из пунктов расположения отряда гарнизон этого пункта отражал нападе­ние, а другие высылали на помощь части, чтобы охватить противника с флангов и тыла. Небольшие отряды белых, встречавшие Блюхера, должны были отступать, чтобы не попасть в окружение и не быть уничтоженными. Применяя эту тактику и не встречая крупных сил белых, Блюхер успешно продвигался на север.

Получив сведения о движении отряда Блюхера к Сарапулу и не имея под рукой резервов, командовавший Воткинцами капитан Юрьев вызвал командира только что сформированного батальона поручика Болонкина, доблестного и энергично­го боевого офицера, и направил его с батальоном в распоряжение Сарапулской народной армиии корнета князя Ухтомского. Сарапулская армия начала органи­зовываться после захвата города Ижевцами 31-го августа, но состояла только из штаба и не имела боевых частей.

В течение 24 часов батальон поручика Болонкина был переброшен в г. Сарапул. Здесь командир батальона получил приказ двинуться в Михайловский завод, расположенный за р. Камой, и препятствовать движению противника к г. Сарапулу. Переправившись через реку Каму, батальон прибыл в указанный завод, где находился партизанский отряд прапорщика Преснова (впоследствии 15-й Михай­ловский полк 4-й Уфимской дивизии). Выяснив, что Блюхер расположился в 50-60 верстах к северо-востоку от Михайловского завода, поручик Болонкин выступил в сторону противника и ночью атаковал красных в дер. Зипуново. В деревне нахо­дились мадьяры и красные казаки Каширина, закаленные в походах и боях против атамана Дутова в течение нескольких месяцев.

Бой отличался большим упорством, хотя и не был продолжительным. Воткинцы яростно атаковали красных и, после горячей схватки внутри деревни, зас­тавили их поспешно отступить, бросив 200 повозок с боевым имуществом. Блюхер не решился ввязываться в дальнейший бой с дерзким противником, не стал прибегать к своему излюбленному приему — окружению с флангов — и наверное не предполагал, что против его шеститысячного отряда находится всего один бата­льон Воткинцев, во много раз слабейший и только что сформированный. Весь отряд Блюхера начал немедленное отступление на север, где вскоре вышел на линию красного фронта восточнее г. Оса.

Воткинцы нанесли большие потери «блюхеровцам», но и сами сильно постра­дали — одних убитых было 83. Преследования красных, состоявших из конницы и пехоты на подводах и быстро уходивших, не было. У Воткиицев было всего лишь несколько конных ординарцев. После прихода в район, занятый красными, отряд Блюхера был переформирован в 30-ую дивизию. Воткинцам в последствии пришлось несколько раз встретиться со старым знакомым в Уральских горах и за Уралом и каждый раз Блюхер чудом спасался от неминуемого пленения. Блюхеру не удалось в этот период своей деятельности похвалиться большими успехами и выд­винуться на первые места советских полководцев. Прославился он позднее. Но, пылая ненавистью, добился приказа красного командования - Воткинцев в плен не брать..."
 А что же мы, сегодняшние Воткинцы, предаём память предыдущих поколений, миримся с названиями наших улиц в честь красных палачей, таких как Азин или предательница Зорина? Спокойно воспринимаем замалчивание героических эпизодов борьбы Воткинцев с большевиками,  игнорирование 100 летней годовщины восстания?
Не верю, что в "чебаках" иссякла казачья кровь!



-- 
Атаман Воткинского городского казачьего общества И.Русанов.